Комментарии Матери к работе "Элементы Йоги"

Секрет Психического Раскрытия

Комментарии Матери к работе "Элементы Йоги"

Человеческая Грусть и Печаль Психического:
Секрет Психического Раскрытия

Комментарии Матери к книге “Элементы Йоги”,
Глава 8, «Психическое Открытие»

(Другой ребёнок) Мать, иногда я вижу тебя плачущей в моих снах.

Что? Я плачу?

Да, Ты плачешь.

Я, я плачу? (Смеётся)

Да.

Погоди немного!… Это происходит, когда тебе самому очень грустно, не так ли?

Возможно.

Это, действительно, очень символично. Это, определённо, означает … нет, я позже тебе скажу. Но, вообще говоря, это означает вот что: что каждый раз, когда вы несчастны, то тогда еще одно страдание добавляется к коллективному страданию Божественного.

Ведь именно из состояния глубокого сострадания Божественное действует в Материи, и это глубокое сострадание передаётся в Материи той самой психической печалью, о которой здесь говорится.1 Мы читали об этом сегодня вечером. Это как если бы что-то было обращено в обратную сторону, то же самое, но повернуто обратно, вот таким образом (Мать соединяет свои руки, а затем открывает их в жесте подношения.)

Божественное состояние сострадания передаётся в психическом сознании печалью, которая не эгоистична, печалью, которая является выражением отождествления через сочувствие со вселенской скорбью. В Молитвах и Медитациях (в одной из последних) я сказала вот что, я описала детально переживание, в котором я говорю: «Я плачу… сладчайшие слёзы моей жизни»,2 потому что я плакала не над собой, вы понимаете. Знаете, люди всегда страдают по эгоистическим причинам, по-человечески. Даже когда, например (я часто объясняла это), они теряют того, кого они любили, и страдают, и плачут, это не о состоянии того человека они плачут, поскольку, в основном, в девяноста девяти случаях из ста, они не знают состояния того человека, они даже не знают, счастлив ли тот человек или нет, страдает ли он, или он пребывает в мире, но они плачут из-за чувства разлуки, которое они сами испытывают, потому что им нравилось, когда тот человек находился рядом с ними, а он ушел. Так что в основе человеческого страдания всегда есть это обращение на себя, более или менее осознанное, более или менее – как это сказать? – признаваемое, но это всегда так. Даже когда кто-то плачет над страданиями другого, то всегда присутствует это смешение. Присутствует это смешение, но как только к печали примешивается психическое, тогда появляется элемент «сострадания, обращённого от себя» ( то, что я пыталась объяснить минуту назад), которое входит в существо, и если вы сможете отделить одно от другого, сосредоточиться на этом, выйти из своего эго и объединиться с этим «состраданием, обращённым от себя», то через это можно войти в контакт с великим вселенским Состраданием – безмерным, обширным, спокойным, могущественным, глубоким, полным совершенного мира и бесконечной сладости. Вот что я имею в виду, когда говорю, что если вы только знаете, как углубить свою печаль, направиться прямо в самую её сердцевину, возвыситься над эгоистичной и личной частью и пройти глубже, то можно открыть дверь великого откровения. Это не означает, что вы должны искать печаль ради самой печали, но когда она есть, когда она приходит к вам, всегда, когда вам удаётся подняться над эгоизмом вашей печали – сначала видя, какая часть эгоистична, что есть такого, что заставляет вас страдать, какова эгоистичная причина вашего страдания, а затем подняться выше и идти за пределы, к чему-то универсальному, к глубокой фундаментальной истине, тогда вы входите в то бесконечное Сострадание, и там, действительно, находится эта психическая дверь, которая открывается. Поэтому, если вы видите меня, проливающей слёзы, если в тот момент вы попытаетесь полностью объединиться – вы понимаете, войти в эти слёзы, растаять в них – то это может открыть ту самую дверь. Вы можете открыть дверь и иметь полный опыт, очень исключительный опыт, который оставит очень глубокий след в вашем сознании. Обычно он никогда не стирается. Но если дверь снова закроется, если вы снова станете такими, какими были в своих обычных проявлениях, то он всё ещё останется, где-то позади, и вы сможете возвращаться к нему в моменты интенсивной концентрации; вы сможете возвращаться к нему и чувствовать снова ту безмерность бесконечной сладости, восхитительный покой, который… понимает всё, но не интеллектуально, который имеет сострадание ко всему, который может объять всё и таким образом исцелить всё.

Естественно, это всегда одинаково: вы должны… должны искренне хотеть исцелиться, иначе это не работает. Если кто-то хочет иметь переживание только ради самого переживания, а в следующую минуту вернуться к тому, кем он был прежде, то это не работает. Но если искренне хотеть исцелится, если иметь настоящее стремление преодолеть препятствие, подняться – подняться над собой, отказаться от всего того, что тянет назад, разрушить ограничения, стать чище, очистить себя от всего, что загораживает путь, если действительно иметь интенсивную волю не возвращаться обратно к прошлым ошибкам, подняться из темноты и неведения, войти в свет, сбросить всё, что является слишком человеческим, слишком малым, слишком невежественным – тогда это работает. Это работает, работает мощно. Временами это срабатывает окончательно и бесповоротно. Но не должно быть ничего, что цепляется за старые движения, молчит в данную минуту, прячется, а затем, позже, показывает своё лицо и говорит: «Да, да, твоё переживание прекрасно, но теперь моя очередь!» В таком случае, когда это происходит, я не отвечаю ни за что-либо, потому что иногда, как реакция на это, становится только хуже. Вот почему я всегда возвращаюсь к одному и тому же, говорю ту же самую вещь: нужно быть действительно искренним, по-настоящему искренним.

Нужно быть готовым, если есть что-то, что цепляется, цепляется крепко, нужно быть готовым оторвать это полностью, чтобы оно не оставило никаких следов позади себя. Вот почему человек временами совершает одну и ту же ошибку и повторяет её до тех пор, пока страдание не станет достаточно велико, чтобы вынудить его проявить полную искренность. Не нужно пробовать такой метод, он плохой. Он плох, потому что он разрушает многие вещи, он растрачивает впустую много энергии, распространяет плохие вибрации. Но если нельзя поступить по-другому, что ж, в интенсивности страдания можно найти волю к совершенной искренности.

А существуют моменты – в жизни каждого человека есть такие моменты – когда эта потребность в совершенной искренности имеет решающее значение. Есть моменты в личной жизни, также моменты в коллективной жизни, если человек принадлежит к группе, моменты, когда должен быть сделан выбор, когда должно произойти очищение. Иногда это становится очень важным, почти что вопросом жизни и смерти для группы, для коллектива: и он должен совершить решающий прогресс… если он хочет выжить.

19 мая 1954г.


1 “В: В настоящее время я чувствую очень интенсивно печаль, которая вызывает потоки слёз из моих глаз. В ней нет ни тревоги, ни беспокойства, а скорее чувство спокойствия и чистоты, и связанной с этим глубокой серьёзности. Является ли это тем, что зовётся психической печалью?

“О: Да, существует психическая печаль такого рода – но психические слёзы не обязательно должны быть печальными, бывают также слёзы душевного волнения и радости.”

2 Молитвы и Медитации, 12 июля 1918г.

 
0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий