Воспоминания о Шри Ауробиндо и Матери

Генерал Кришна Тевари

Генерал Кришна Тевари

Генерал Кришна Тевари

Кришна Тевари

(Дважды орденоносный генерал-майор индийской армии, выйдя в отставку, заведовал Архивом Ауровиля)

Из книги Ани Нуннали «Золотой Путь»

Впервые я встретила Камлу и Кришну Тевари в Санта Круз, Калифорния, в 1990 г., на собрании, посвящённом Ауровилю. Они были гостями из Ауровиля, и я подумала, что это, наверное, два самых очаровательных человека, которых я когда-либо встречала. Они были тёплыми, открытыми и очень активными людьми, невероятно остроумными, полными идей и молодой искрящейся энергии. Они сразу же заставили меня почувствовать, что мы с ними давние друзья, и так это и остаётся по сей день. Вид генерала Тевари навеял мне воспоминания о песенке из популярной комической оперы Гилберта и Салливана «Пензанские Пираты». В песенке поётся:

«Я – генерал-майорское сплошное воплощение,
Я всем своей ученостью внушаю восхищение…
…Хотя пока не выиграл я ни одной баталии,
Я знаю все сражения от Цезаря и далее,
Я знаю всех воителей от Канн до Севастополя –
Кто вышел победителем и где кого ухлопали». (пер. Георгия Бена)

Военная выправка Кришны, исполненная достоинства и дисциплины, а также его похожие на велосипедный руль усы наводили меня на мысли об этой песенке, и во время всего этого визита в Санта Круз я ничего не могла с собой поделать, чтобы ни пропевать её в уме всякий раз, когда видела его!

Кришна вступил в индийскую армию сразу же после окончания учёбы в 1941 г. Он получил две армейские награды: Парам Вишишт Сева Медал и Ати Вишишт Сева Медал. Во время Второй Мировой Войны был дважды отмечен британским командованием за заслуги в Бирме и Малайе.

После того как в 1962 г. его взяли в плен китайцы, его жена, д-р Камла Тевари, тоже поступила на службу в армию, чтобы обеспечить образование их троим детям. К тому времени индийское правительство ещё не доработало схему платежей жёнам военнопленных и вдов военнослужащих, убитых на полях военных действий. Отец Камлы, генерал-майор А.Н. Шарма, до ухода в отставку был директором Медицинской службы индийской армии. Её старший брат, майор Сом Натх Шарма, был посмертно награждён медалью за отвагу, проявленную при освобождении Индии в 1947 г., во время нападения Пакистана на Кашмир. Другой брат, генерал-лейтенант С. Н. Шарма, ушёл в отставку в должности главного инженера индийской армии, а младший брат – в звании начальника штаба армии. Это была поистине выдающаяся военная семья! Обе их семьи были давно знакомы друг с другом, а Кришна познакомился с Камлой, когда она обучалась медицине в Нью Дели, в медицинском колледже, основанном леди Хардиндж. Они поженились вскоре после того, как она окончила колледж, и вместе ушли из армии в отставку в 1976 г., после чего всей семьёй переехали в Пондичерри.

Далее следуют несколько вопросов, которые я задала Кришне, и его ответы:

Где вы родились?

Я родился в городе Джаландар, штат Панджаб 2-го октября 1922 г.

Расскажите о жизни в вашей семье? Были ли ваши родители духовными или религиозными людьми?

У нас была сплочённая семья с семью детьми. Мой отец был врачом в городе. Он был крайне дисциплинированным человеком и подавал прекрасный личный пример нам, детям. Он был предан долгу и обладал высоким чувством ответственности. Моя мать была глухой от рождения, но научилась читать по губам. Она была очень жизнерадостной, в то время как отец имел более серьёзную натуру. Она была знатоком индуизма, и у неё никогда не было недостатка в историях из наших древних писаний и других источников, чтобы рассказать нам. Можно сказать, что мы были религиозны. Богобоязненная семья. И в каждом доме, в котором мы жили, отводилась специальная комната для молитв. С нами вместе жили наш дедушка и вдовствующая сестра моего отца, и её дети также воспитывались с нами. Мы регулярно проводили киртаны и бхаджаны (индуистские религиозные песнопения). Мой старший брат, наша самая старшая сестра и я учились на дому с частными преподавателями, пока я в возрасте пятнадцати лет не пошёл в общественную школу.

Каковы были ваши особые таланты или детские амбиции и мечты?

Я был болезненным ребёнком, и старшие оказывали мне особое внимание, но дисциплина, введённая моим отцом, распространялась на нас на всех в одинаковой мере. Возможно, я был также несколько более чувствительным по натуре, но я очень внимательно относился к остальным и не вызывал никакой зависти среди братьев и сестёр, хотя мой старший брат и был несколько задирист.

Осознавали ли вы в детстве духовное присутствие? Когда вы впервые начали его осознавать и стремиться к духовной жизни?

В детстве я не осознавал никакого духовного присутствия, но, как я сказал, мы были воспитаны в глубоко религиозной атмосфере. Я не знаю, когда я начал стремиться к духовной жизни. Возможно, это произошло во время Второй Мировой Войны, в Бирме, когда я увидел смерть и бессмысленное разрушение и пережил ряд случаев, при которых лично мне чудом удалось этого избежать. Очевидно, именно это побудило меня задуматься о Божественной защите, когда столько моих друзей было убито в бою. Есть такое индийское двустишие, которое гласит: «Кто наслаждается Божественной защитой, уже никем не может быть убитым».

Слово «йога» было на слуху с раннего детства, но никогда не было никаких попыток практиковать её, не считая молитв, до тех пор, пока после отставки из армии в конце 1976 г. я не переехал жить в Ашрам.

Когда вы узнали о Матери и о Шри Ауробиндо и когда вы приехали жить в Ашрам? Можете ли вы описать свои даршаны у Матери?

Я был представлен Матери (и Шри Ауробиндо) в 1971 г., когда дислоцировался в Калькутте. Мы готовились к войне с Пакистаном, которая в результате привела к тому, что Восточный Пакистан стал независимой страной – Бангладеш. Я довольно полно описал всё это в книге под названием «Путешествие Солдата в Страну Самопознания» в двух главах: «Война за Независимость Бангла Деш» и «Божественное Вмешательство в 1971 г.».

Это произошло, когда кризис только назревал, до начала войны и после того, как мне были раскрыты секретные планы. Я с головой был занят подготовкой к войне, имея в своём распоряжении крайне ограниченные ресурсы. Однажды, когда я, будучи в своём кабинете, должно быть, глубоко погрузился в размышления в свете грандиозности надвигающихся оперативных задач, один мой офицер, подполковник, работающий в том же штабе, подошёл ко мне и с улыбкой спросил: «Сэр, почему вы сегодня такой задумчивый? Это так на вас не похоже». Я ответил ему дружеским тоном: «Приятель, ты был бы ещё задумчивее, если бы имел такие же проблемы, с которыми приходится сталкиваться в эти дни мне, и которыми я пока не могу с тобой поделиться». Он был готов к такому ответу (я и не подозревал, что он долгое время являлся преданным последователем Шри Ауробиндо и Матери) и тут же сказал: «Сэр, вы мой давнишний инструктор, и не мне вам советовать, но я испытываю к вам глубокое почтение, поэтому скажу – какими бы ни были ваши проблемы, напишите Матери и попросите её благословения». Два дня я колебался. Я слышал о Шри Ауробиндо, но очень мало знал о Матери в Пондичерри. Затем я написал пару строчек, чтобы лишь испросить её благословения на решение некоторых проблем, с которыми я столкнулся в своей работе, и которые я не мог конкретизировать. Через несколько дней я получил её благословение, а остальное – история. Большинство членов руководящего состава штаба Восточной Армии получили благословения Матери таким же образом. Удивительно, насколько успешной оказалась военная операция против Пакистана, в которой более 93 000 солдат регулярной пакистанской армии сдались индийской армии.

На мой взгляд, это было чистой воды Божественное Вмешательство. Мать выказала огромный интерес к развитию ситуации в Восточной Бенгалии. Поэтому, как только смог, я отправился с семьёй в Пондичерри. 22 февраля 1972 г. мы получили очень действенную и особую аудиенцию у Матери. Один за другим мы уселись возле её ног и, как нам было сказано, уставились в её глаза. Ни единого слова не было произнесено, пока мы получали её благословения. Она заглядывала глубоко в наши глаза, вливая в нас свою Силу. Затем она каждому из нас возложила на голову свою руку и вручила розу и конвертик с благословениями.

Эта встреча является тем самым, что привело к главной перемене, которая должна была состояться в моей жизни. Независимо друг от друга все члены моей семьи – моя жена, наши три дочери и я – решили поселиться в Ашраме в Пондичерри, и мы переехали туда насовсем в ноябре 1976 г., после моего увольнения из армии.

Самое большое сожаление в моей жизни вызывает тот факт, что я не побывал в Пондичерри, чтобы встретиться со Шри Ауробиндо, когда был на учениях, которые мы проводили в Южной Индии. Это было в 1943 г, перед тем как нас послали на войну в Бирму. Наши учения проходили в непосредственной близости от Пондичерри, но мне даже мысли ни пришло в голову, поехать туда, чтобы получить даршан Шри Ауробиндо. Возможно, я был слишком занят подготовкой к войне.

Можете ли вы описать атмосферу в ашраме после того, как Мать покинула тело? Как изменилась ваша садхана после того, как Мать покинула тело? Какие новые формы, если таковые появились, приняла ваша садхана на данной стадии?

Я встречался с Матерью лишь дважды, первая встреча, описанная выше, состоялась 22-го февраля 1972 г., а второй раз – позднее в том же году. Оба раза не было сказано ни слова, но её мощное присутствие так глубоко запечатлелось в моём разуме, что я всё ещё могу ощущать это присутствие в любое время, когда со всей искренностью призываю его. Это случалось много раз в моей жизни.

Генерал Тевари получает медаль АВСМ от Президента Индии, 1972 г.

Генерал Тевари получает медаль АВСМ от Президента Индии, 1972 г.

Генерал Тевари получает медаль ПВСМ, 1977 г. (с женой, д-ром Камлой Тевари)

Генерал Тевари получает медаль ПВСМ, 1977 г. (с женой, д-ром Камлой Тевари)

Эта чудесная формула, данная Матерью: «Помни и Подноси», может быть применима к любому аспекту деятельности, чтобы получить пользу от этой деятельности. Её физического присутствия недостаёт, но в отношении садханы это ничего не меняет. Если вера непоколебима, то разница невелика. Это так, даже хотя я и встречался с ней всего дважды в жизни, и эти встречи были очень краткими. Мы не обменялись ни единым словом. Было лишь её физическое присутствие.

[Ранее Кришна рассказывал мне, что ему советовали задавать Матери любые вопросы, какие он хотел, но он был так потрясён тем, что находился в Божественном Присутствии и так переполнен психическими эмоциями, что не мог говорить].

Какие изменения вы замечаете в Ашраме в преддверии будущего, которые отличались бы от того, что там есть сейчас? И что в этом же ключе вы предвидите в отношении Ауровиля? Будут ли Ашрам и Ауровиль в будущем сотрудничать более тесно?

Я не в состоянии говорить о том, какие изменения я могу увидеть в ближайшем будущем в Ашраме. В Её физическое отсутствие, думаю, у тех, кому поручено руководить Ашрамом, возникнут с этим некоторые трудности. В Ауровиле также существуют многочисленные проблемы. Они связаны с обретением городом международного статуса и с развитием его до населённого пункта в 50 000 человек (в настоящее время там проживает всего около 1 700 человек из более чем тридцати двух стран). Кроме того, там есть также проблемы иного рода, такие как отсутствие иерархии, отсутствие норм и правил, проблемы, связанные с земельным вопросом и со спекулятивной активностью, с отношениями с местным населением, с финансовыми ограничениями и с различными подходами к развитию. Существует также ряд трудностей, через которые Ауровиль прошёл в конце 1970-ых и в начале 1980-ых, и которые привели к вмешательству Правительства Индии – достаточно назвать лишь некоторые.

Ауровилю необходимо подвергнуть себя глубокому самоанализу в свете Хартии Ауровиля, состоящей из четырёх пунктов, которую вручила ему Мать, для того чтобы он действительно двигался вперёд. Нужно постоянно напоминать себе, что Ауровиль, как она намекала, будет построен невидимыми силами, и что Мать тихо и незаметно действует при условии, что вы держите в узде своё личное эго и амбиции.

Сама концепция проекта «Ауровиль» – это вызов, и трудности приходят постоянно, чтобы подтвердить истинность слов Матери: «Трудности – это возможности для роста» – каждая трудность, это очередная ступень для продвижения вперёд, если встречать её с правильным отношением.

Я верю в то, что Ауровиль готов к рывку, но 1700 сегодняшних разрозненных ауровильцев (включая также и детей), как и те, кто собирается присоединиться в будущем, должны быть верными его идеалам и готовыми осознанно трудиться над достижением истинного человеческого единства.

Не могли бы вы дать совет начинающим духовным искателям, который помог бы в их развитии, а также помог бы им интегрироваться в мире с его акцентом на материальной и витальной жизни, или каждому лучше самостоятельно искать его или её собственный путь?

Единственный совет, которым можно поделиться, это работать над развитием истинной самоотдачи и контроля своего эго, преданности и абсолютной веры в успешное осуществление предвидения Шри Ауробиндо и Матери. Это должно быть сделано, во что бы ни стало, и затем необходимо осознанно соблюдать эти идеалы непосредственно в повседневной жизни во внешнем мире со всеми его проблемами.

Является ли это большим препятствием – никогда не видеть Матери или Шри Ауробиндо в материальном теле?

Я действительно испытываю глубочайшее сожаление, что не получил даршана Шри Ауробиндо в 1943 г., когда мы были на военных учениях, проходивших в Южной Индии. И я считаю, что мне очень повезло вместе со всей своей семьёй получить даршан Матери. Это был поистине самый незабываемый момент для нас всех. Могу добавить, что Милость, которую мы все тогда обрели, дала нам большие преимущества в жизни.

Теперь, когда вам уже восемьдесят один год, что йога делает для вас на этой стадии вашей жизни?

Я должен вас поправить. Вам следовало бы сказать, что мне не «уже» восемьдесят один год, а «ещё». Я всегда вёл очень активную и полную приключений жизнь. И считаю, что это уникальная садхана йоги Шри Ауробиндо и Матери продляла мне молодость, наполняя энергией, силой воли и уверенностью, чтобы вести активную работу в Их Ауровиле, который был назван Ею «живой лабораторией». А мы – так называемые, «подопытные кролики», на которых эксперименты ставит само Божественное.

Одной из трудностей, всегда случающихся в садхане, является отклонение от выбранного пути, дезориентация и, соответственно, разочарование. Случалось ли подобное в вашей садхане? Как этому противостоять и что делать, если и когда такое произойдёт?

Когда в жизнь человека приходят трудности или разочарования, это выбивает его из колеи, но я всегда держал в уме уверение Матери, что трудности – это возможности для роста. У меня почти нет сомнения в том, что, когда человек совершил настоящую самоотдачу Им, то эти, так называемые, трудности намеренно создаются силами, чтобы помочь нам продвинуться вперёд и добиться прогресса.

Не могли бы вы поделиться какой-то особенной историей или воспоминанием о Матери и советом, который она дала для вашей садханы?

После своей первой встречи с Матерью 22-го февраля 1972 г. и после нашего возвращения в Калькутту я решил испросить преждевременного увольнения из армии и переехать в Пондичерри, чтобы быть к ней как можно ближе. Не стоит и упоминать о том, что это решение о желании переехать в Пондичерри как можно скорее было спонтанно принято всеми членами нашей семью независимо друг от друга.

Я по телефону проинформировал одного из секретарей Матери о своём решении просить преждевременной отставки. А спустя пару дней мне в Калькутту позвонили и передали, что Мать категорически не одобряет моего намерения. В частности мне сказали, что она четыре раза повторила: «Он не должен оставлять армию. Он должен продолжать служить. Он не должен увольняться из армии. Он не должен увольняться из армии. Мы решим, когда ему нужно будет уйти в отставку». Мне пришлось забрать своё заявление об отставке даже ценой того, чтобы быть осмеянным своим начальником. У меня и в мыслях в тот момент не было, что в скором времени я получу звание генерала и буду награждён очередными высшими наградами за службу — ПВСМ и АВСМ.

После выхода в отставку в 1976 г. мне пришлось на пару лет обосноваться в Пондичерри, прежде чем мы переехали в Ауровиль, где я организовал ферму на четырнадцати гектарах бесплодной ауровильской земли. Там мы пробурили скважину для воды и построили дом. В дополнение к ферме я совершенно спонтанно вовлёкся в проблемы, стоящие перед Ауровилем. Эти проблемы потребовали вмешательства Правительства Индии, которое приняло парламентский закон, повлёкший за собой судебные баталии. Когда этот закон был оспорен, дело было рассмотрено конституционной коллегией Верховного Суда, состоящей из пяти судей. Его рассматривали на основании петиции, подписанной мною от имени всех ауровильцев. В 1982 г. было принято решение в пользу Ауровиля, которое закреплялось парламентским законом, названным «Закон об Образовании Ауровиля».

* * *

Кришна и Камла продолжают активно трудиться на благо Ауровиля вместе со всей своей семьёй. Кришна заведует Ауровильскими Архивами, и его ежедневно можно увидеть в офисах Архивов в павильоне «Бхарат Нивас».

Камла в начале 1990-ых помогала организовывать Ауровильский Оздоровительный Центр (до этого в Ауровиле не было ничего подобного масштаба) и сейчас продолжает там свою медицинскую практику.

У Кришны и Камлы четверо дочерей. Ума, старшая, два года назад уволившаяся из армейского медицинского корпуса в звании подполковника, сейчас работает в Ауровильском Оздоровительном Центре. Она и её муж, врач, ещё не присоединились к Ауровилю. Он работает в Институте Медицинских Наук, в Пондичерри, и у них два сына, которые учатся в Международном Образовательном Центре имени Шри Ауробиндо.

Дипти, их вторая дочь, замужем за Арджуном Пури. Она занимается образованием и пишет «Матримандир Джорнал», а Арджун работает в Матримандире. Абха, их третья дочь возглавляет в Ауровиле подразделение под названием Ауровиль Шратанджали, которое производит канцелярские принадлежности ручной работы и арт-объекты из спрессованных цветов. Её муж, Клод Арпи, отвечает за Тибетский Павильон. Их младшая дочь, Шубха, замужем за Нарайянан Менон. Они оба имеют докторские степени по физике и преподают физику в Амхерстском университете в Массачусетсе. У них двое детей.

В последний день моего пребывания в Пондичерри, 4 января 2003 г., перед возвращением в Соединённые Штаты, Ума и генерал Тевари навестили меня в Сисайд Гестхаусе. Они приехали на автомобиле из Ауровиля. Кришна был очень болен, и его постоянно лихорадило. Он был ещё слаб и не полностью поправился, но они проехали весь путь до Пондичерри, чтобы встретиться со мной. Это был такой чудесный визит. Мы сидели и разговаривали, и, конечно же, наша беседа вращалась вокруг Матери и его даршана, полученного от неё. Его глаза наполнились слезами (теми самыми слезами психической эмоции), и я взяла его руку в свою, и мы посидели молча несколько драгоценных мгновений, когда две души одновременно обращены в своём поклонении к Божественному.


Ауровильский генерал-майор в отставке Кришна Тевари скончался 26 сентября 2016 г. в своём доме в коммьюнити «Ауромодель«, окружённый семьёй и друзьями в возрасте 94 лет. Его тело было кремировано 30-го сентября на Прощальной Площадке на территории комьюнити «Адвенчер» .

 

Язык публикации: ru